ГлавнаяСтатьиCui prodest? Педагогическая политологияЦенные признания Эдуарда Днепрова
Разделы статей

Ценные признания Эдуарда Днепрова

8 октября 2021 - Сергей Пимчев
Ценные признания Эдуарда Днепрова
Как же всё-таки наше общество называется? Какой строй-то? Какая социальная политика? Не могу найти ответа на этот вопрос, когда смотрю в глаза учителей.
Эдуард Дмитриевич Днепров вошёл в аудиторию и поставил стопку своих книг на стол. Было это на какой-то конференции, не помню, несколько лет назад. Никто не взял ни одной книги, только я. Эта книга лежала у меня на полке, и открыл я её только сейчас. Почему, спросите вы? Ведь такая тема: "Новейшая политическая история российского образования", 2011 г. Автор - первый министр образования в правительстве Ельцина-Гайдара, организатор т.н. "образовательной реформы". Он знает, что говорит и что пишет.
Но именно поэтому и не открывал, зная, что автор - радикальный демократ первого призыва. Что я там мог прочитать, чего не видел и не знаю? Но, вот, открыл...
Книга заслуживает отдельного разговора - в силу названных причин, а также потому, что является, по сути, первым обобщающим трудом по новейшей истории российского образования с политическим анализом. Охватывает почти четверть века, во время которого автор был активным участником событий. Подробнее книгу отрецензирую на специальной лекции, сейчас скажу только, что она не лишена серьёзных противоречий и умолчаний и с натяжкой может быть отнесена к историческому труду. Скорее, она представляет собой воспоминания автора на фоне политических событий и решений. Однако, автор много видел и много знает из того, что за кулисами политики, и совсем молчать про это не может. Иначе, что же нам читать - пустые листы?
Небольшой отрывок из второй половины книги (почему из второй, тоже отдельная тема).
 
Эдуард Дмитриевич Днепров. Новейшая политическая история российского образования (2011).
Отрывок
 

Попытка разгрома науки
 
Одновременно с подготовкой антисоциальной реформы образования началось активнейшее наступление и на науку. Негативные политические и социально-экономические последствия волюнтаристских реформ в этих сферах в перспективе были значительно более опасны, чем те, которые повлекла монетизация льгот. Ибо они могли «обнулить» «человеческий капитал» нации.
Начало погрома науки должна была положить «Концепция участия РФ в управлении государственными организациями, осуществляющими деятельность в сфере науки», которая рассматривалась на коллегии Министерства образования и науки 2 сентября 2004 г. (на второй день после Бесслана, – видимо, ничего более важного в министерстве не нашлось). Согласно этой концепции 90 % государственных научных организаций до 2008 г. должны быть разгосударствлены и приватизированы. Этот документ представлял собой практически кальку с доклада Всемирного банка 2002 г., рекомендовавшего провести дальнейшее сокращение российского научно-технического комплекса.
Как отмечалось в прессе, в названной концепции по сути речь шла «о стратегической цели, выключающей нашу страну из конкуренции на мировом интеллектуальном рынке, – о разгроме отечественной науки ударом в ее «солнечное сплетение» на стыке фундаментальных и прикладных наук». Прагматическая же цель данной реформы была весьма банальна. Ее сформулировал академик Г. Месяц: «Приватизация зданий и имущества, принадлежащих российской науке… А чтобы это сделать надо уничтожить науку в России» (Новая газета. 2004. 25–27 октября). По убеждению ученых Российской академии наук, министерская «Концепция…» вела не только «на заезженную колею экономии госрасходов за счет науки», но и к фактическому «разгрому государственного сектора науки» (Коммерсантъ. 2004. 30 сентября).
Этот акт «реформаторского вандализма» встретил резкий отпор со стороны российских ученых, потребовавших отставки руководства Минобрнауки. Данное жесткое политическое требование было заявлено как в прессе, так и на всероссийской акции протеста ученых, проведенной 20 октября 2004 г. Это требование было всецело поддержано образовательным сообществом и студентами, которые приняли активное участие в названной акции протеста, резко выразив и свое неприятие новой реформы науки и образования.
Только после этого руководители Минобрнауки вынуждены были сесть за один стол с учеными и заняться поиском адекватных средств обновления и реорганизации российской науки. В дело вынужден был вмешаться и Президент РФ, поддержавший на президентском совете по науке и технологиям направления поиска этих средств.
Ссора с учеными тогда показалась властям опаснее, чем недовольство сферы образования. Но вскоре власти поняли, что они ошибались. Все то же самое, включая вмешательство президента, в 2005 г. повторилось в образовании. Только в значительно более массовой и жесткой форме.

Раскассирование «бюджетной сферы»
 
Наконец предстояла еще одна социальная экзекуция, далеко не последняя (впереди еще были реформы медицины, ЖКХ и др.), но весьма тяжелая – раскассирование так называемой бюджетной сферы. Теперь в насмешку над этим названием значительная ее часть оставалась без бюджета. Этой части был предоставлен выбор: 1) кто-то может обратиться в состояние ГМАНО – государственных (муниципальных) автономных некоммерческих организаций, которые будут самостоятельно обеспечивать свою автономность; 2) кто-то будет попросту приватизирован (при этом не оговаривалось, что приватизируемая организация не должна менять профиль своей деятельности).
Те же организации социальной, культурной, научной, образовательной сферы, которые будут получать нищий бюджетный паек, «лишаются права на самостоятельное распоряжение средствами из внебюджетных источников». То есть попросту лишаются значительной, если не основной части своих средств. Ибо известно, что в силу мизерности бюджетных подачек нормальная деятельность многих театров, музеев, медицинских учреждений, вузов и даже школ обеспечивается внебюджетными поступлениями, которые составляют от 20 до 80 % общего объема финансирования. Иными словами, государство просто грабило эти учреждения, изымая в казну заработанные ими средства.
В предстоящей реформе содержались позиции и откровенно параноидальные. Музеям, библиотекам, архивам было предложено платить государству за аренду своих коллекций, а медицинским, научным и образовательным учреждениям – за аренду своего же ценного оборудования. За аренду – у кого? У государства? Так государство уходило из социальной и духовной сферы, обирая при этом ее до нитки.
Обо всех названных мерах, которые были предусмотрены законопроектом «Принципы реструктуризации бюджетного сектора», как и о самом этом законопроекте, который (как и все названные выше) разрабатывался скрытно, подпольно, общественность, естественно, узнала случайно. И узнала только в конце 2004 г. Что вызвало ее бурное недовольство. Между тем этот законопроект был рассмотрен правительством еще в ноябре 2003 г. А в мае 2004-го он был уже превращен Минфином в жесткий перечень драконовских мероприятий, от которых на клеточном уровне веяло бухгалтерским неприятием культуры и интеллекта.
Было что-то воровское, непотребное в манере правительства готовить важнейшие государственные решения в тайне от общества. Но для самих изготовителей этих решений данная манера имела достаточно очевидный смысл. Она позволяла, во-первых, скрыть истинную суть предлагаемых «реформ». И, во-вторых, внезапно обрушить эти «реформы» на голову общества в подходящий момент (например, в период летних отпусков, как это было с пресловутым законом № 122) и соответственно провести их без помех с помощью игрушечного парламента.
И здесь мы подходим к главному, к той базовой цели, ради которой нынешние «экономические необольшевики» пришли во власть – к «кормлению» от этой власти, к захвату собственности. На достижение данной цели и были направлены в конечном итоге названные и другие социальные реформы. Все они имели две основные задачи: во-первых, максимально возможно освободить бюджет от социальной и духовной сфер и, во-вторых, провести максимально возможную приватизацию этих сфер.
Первая задача отражала суть традиционной фискальной политики правительства, которая давно уже является суррогатом отсутствующей нормальной экономической политики. Эта задача порочна. Но иного наше правительство попросту не умеет делать.
С корпоративно-бандитской точки зрения можно понять и вторую задачу. Прежняя власть приватизировала почти всю производственную сферу страны. И здесь, чтобы вырвать свой кусок, надо вести жесткую, в прямом смысле кровавую борьбу за передел собственности. В социальной же сфере (на которую, не отчаялась покушаться даже прежняя, не имеющая моральных границ власть) собственность лежит почти нетронутая, «на блюдечке с голубой каемочкой». Надо только ее не расплескать и умело воспользоваться ею, отобрав у «бюджетников».
Обиранием «бюджетной сферы» и ее раскассированием «либеральные большевики» открывали путь для банкротства и бандитского присвоения многих учреждений культуры, науки, образования, здравоохранения. Не говоря уже о том, что они пускали по миру сотни тысяч «бюджетников», которые составляют значительную часть бедного населения страны.
В этом суть проводимых и намеченных антисоциальных реформ, равно как всей антисоциальной политики правительства. По существу, это политика откровенного геноцида по отношению к социальной и духовной сферам. Такую политику можно проводить либо по недомыслию, либо из корысти, либо по злому умыслу, провоцируя разложение страны и неизбежные социальные взрывы. 
 

Похожие статьи:

Cui prodest? Педагогическая политологияПод игом

Градусник. Рецензии без претензииЕсли бы я был немцем

Научно-методические консультации-вариацииПочему вы молчите? Есть педагогическая политология

Cui prodest? Педагогическая политологияЛужков об образовании

Научно-методические консультации-вариацииКто силён в математике?

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Последние вопросы FAQ
Неизвестный человек спрашивает: "Добрый день, подскажите, если не сложно , где лучше обучиться или найти информацию по системному...
  19 декабря 2016Подробнее...
Павел Кац спрашивает: "Здравствуйте, уважаемый Сергей Петрович! Я занимаюсь увековечением памяти людей, оставивших след в истории нашей...
  22 ноября 2016Подробнее...
Михал Варых, наш коллега из Варшавы, задаёт вопрос: "Сергей, у меня к тебе вопрос. Кто такие "политики Садового кольца"? Ты встречал...
  14 октября 2016Подробнее...
Извините, ещё вопрос. Как вы оформляете публикации?
  22 февраля 2015Подробнее...
Добрый день! Как познакомиться с содержанием выполненных вами многочисленных проектов? Меня, например, интересует проект "Учитель года...
  22 февраля 2015Подробнее...
Рейтинг пользователей
Сергей Пимчев
+343
Самый длинный статус из всех что существуют в этом прекрасном мире
Вера Балакирева
+10
Галина Михеева
0
Marina
0
Vikadrems
0
geografinya
0
Поддержка
Если Вы считаете наш проект открытого информационного портала полезным,
просим поддержать наш проект переводом суммы в размере 50руб.
Деньги необходимы для оплаты хостинга, работ по продвижению сайта,
а также оплаты работы модераторов.
      Из суммы перевода вычитается комиссия:
0,5% за перевод из кошелька ЯндексДеньги;
2% за перевод с карты Visa или MasterCard.