Разделы статей

Возвращение Империи

23 сентября 2021 - Сергей Пимчев
Возвращение Империи
Всё течёт, всё изменяется. Так завещали древние. Всю новейшую историю считали, что империи рушатся и наступает господство "демократии". Финиш истории. Так теперь и останется. Рушится последнняя империя — США. Однако, и с "демократией" большие неувязки. Похоже, империи возвращаются. Посмотрим, как, с политической точки зрения, возникла величайшая в истории Римская империя. Произошло это на рубеже I до н.э. и I в. н.э., так сказать, прямо у нулевой отметки христианской эры, когда на земле империи в далёкой от Рима Иудее родился Иисус Христос. 
Первый римский император — Октавиан Август. Как политик, именно он создал политическую систему империи, уничтожив республику. И уж если мы предположили, что снова наступает время империй, то полезно познакомиться с методами Октавиана, поскольку, очевидно, и сейчас политики первого уровня будут использовать такие же. А мы постараемся разглядеть, так ли это.
И обратимся мы к трудам выдающегося историка Древнего Рима Василия Ивановича Кузищина.
 
Василий Иванович Кузищин и др. История Древнего Рима (2002)
Отрывок из главы 16 "Приницпат Августа. Организация империи"

В течение своего 44-летнего правления Октавиан последовательно и целенаправленно занимался формированием новых монархических учреждений.
К моменту гибели Марка Антония Октавиан пользовался властью, полученной в чрезвычайных обстоятельствах гражданской войны, и при ее окончании должен был сложить свои полномочия и вернуться к традиционной системе республиканского правления. Однако, как показали события кровопролитных гражданских войн, республиканская форма правления выявила свою неэффективность и распыленность по сравнению с единоличной властью диктатора Юлия Цезаря или триумвиров. Вот почему первые годы единоличного правления Октавиана ушли на то, чтобы решить довольно противоречивые задачи, а именно сложить с себя чрезвычайные полномочия и вернуться к прежнему правлению, но вместе с тем перестроить его в монархическом духе, используя традиционные идеи римского государственного права.
Вернувшись в Италию в 29 г. до н. э., Октавиан пересмотрел состав римского сената. Из него были исключены сторонники Марка Антония, фанатичные республиканцы, личные недруги нового правителя, состав сената был пополнен верными людьми Октавиана, а его общий список сокращен с 1000 до 600 членов. В том же году в торжественной обстановке с раздачей больших подарков населению Рима были отпразднованы несколько триумфов Октавиана в честь его многочисленных побед, что снискало ему популярность у многих простых граждан. Реформированный сенат и благодарный народ декретировал новому правителю ряд почестей, и прежде всего ему былприсвоен в качестве постоянного титул императора, который рассматривался как часть личного имени (теперь новый правитель назывался официально император Гай Юлий Цезарь Октавиан) и должен был символизировать не только власть над армией, но и его победоносность, его непобедимость, поскольку по традиционным представлениям титул императора присваивался (ранее временно) полководцу, одержавшему крупную победу.
Располагая послушным ему большинством реформированного сената, расположением римского гражданства, поддержкой армии, Октавиан посчитал момент благоприятным для сложения с себя чрезвычайных полномочий и правового оформления своей верховной власти в государстве.
В январе 27 г. до н. э. Октавиан на специально собранном заседании сената отказался от верховной власти, всех своих должностей, объявил о восстановлении традиционного республиканского управления и о желании уйти в частную жизнь. Отказ от власти был удачной и хорошо продуманной инсценировкой. Ни огромная римская армия, ни демобилизованные ветераны, одержавшие под его руководством столько побед, ни широкие слои граждан, благодарные за установление мира и роскошные подарки, полученные во время триумфов, ни его многочисленные друзья, зачисленные в сенат, конечно, не представляли своего будущего без верховной власти Октавиана. Вот почему сенат и народ стали упрашивать его не отказываться от власти, не покидать Республику. По словам Диона Кассия, сенаторы «просили, чтобы он взял на себя единодержавие, и приводили всякие доводы в пользу этого до тех пор, пока, разумеется, не принудили его принять единоличную власть».
Уступив «приказу» сената, Октавиан оформил свою верховную власть в духе староримских традиций, старательно избегая одиозных в обществе титулов эллинистического басилевса, древнеримского рекса или республиканского диктатора. Основными слагаемыми власти Октавиана стал набор нескольких высших магистратур, привычных общественному сознанию, но в совокупности создающих верховную власть.
Октавиан, чтобы не возбуждать общественное мнение быстрой концентрацией своей власти, растянул процесс сосредоточения разных магистратур на несколько лет. В период с 27 по 23 г. до н э. Октавиан соединил в своих руках полномочия консула, народного трибуна, он был поставлен во главе сенатского списка и стал как бы председателем высшего органа Римской республики, постоянный титул императора закреплял его права как главнокомандующего вооруженных сил. Для укрепления своей власти Октавиан широко использовал морально-религиозный фактор и поддержку общественного мнения. Прежде всего он позаботился о придании своей власти некоторого сакрального характера. Уже как наследник Юлия Цезаря, объявленного сенатом богом, Октавиан имел официальное имя Divi filius, «сын божественного». Определенный сакральный элемент, в частности понятие неприкосновенности, заключался в магистратуре народного трибуна, дарованной Октавиану пожизненно. Но этого было мало. Октавиан позаботился о том, чтобы получить особое священное имя Августа (от augeo, «возвеличиваю», «возвышаю», оно этимологически было связано с термином augur и рождало ассоциации с основателем Римского государства Ромулом). Имя Август из почетного обозначения превратилось в титул, передающий высший, освященный богами статус правителя и, хотя этот титул был принципиально новым, Август, используя этимологические ассоциации с фигурой Ромула, действовал как бы в русле древних римских традиций. Именем Августа, как именем божества, можно было скреплять клятвы. Особенно широкое понятие божественности Августа было распространено в восточных провинциях, в которых обожествление верховного правителя, например эллинистического царя, было традиционным и привычным. Однако, соблюдая осторожность, Август не формировал процесс своего личного обожествления и предпочитал соединение своего сакрального имени Август с культом богини Ромы, обожествленной римской власти.
Август постепенно усиливал и свой моральный авторитет. Так, он получил от сената полномочия по охране нравов и авторитета законов (cura legum et morum), был избран во многие религиозные коллегии Рима, в 13 г. до н. э. он был избран верховным понтификом — главой самой авторитетной религиозной корпорации Рима. Своего рода завершением этого процесса стало присвоение Августу особого титула «отец отечества» — pater patriae (2 г. до н. э.). Этот титул, известный и ранее, например, его имел Марк Цицерон, в системе высших прерогатив Августа имел особое значение в качестве своего рода моральной основы всех юридических полномочий правителя, приравнивая его как отца нации к отцу семейства единодержавно, строго, но в то же время заботливо правящего народом как своими детьми.
Новый характер в процессе формирования императорской власти приобрели отношения между правителем Октавианом и главными органами прежнего республиканского строя: народным собранием, сенатом и системой магистратур. При Октавиане народное собрание собиралось, принимало законы, в том числе многие законы о власти самого правителя, продолжало избирать традиционных магистратов (консулов, преторов, эдилов, квесторов), однако утратило какую-либо самостоятельную роль и превратилось в послушное орудие Октавиана. Прежде всего Август, получивший пожизненный трибунат, как бы получал полномочия полноправного представителя народного суверенитета, представляемого народным собранием.
Насколько нам известно, за все время правления Октавиана не было случаев не только противоборства, но даже несогласия между всемогущим правителем и народным собранием Рима, тем более что Октавиан, кроме собственно огромных юридических полномочий, держал в Риме и его окрестностях около 20 тыс. воинов и охранных частей, к тому же ведал продовольственным снабжением римского населения и, кстати, наладил его превосходно. Традиционный орган республиканского строя — суверенное народное собрание было умело приспособлено к формирующимся монархическим институтам и стало их частью.
Более сложными были правовые отношения между Октавианом и римским сенатом. Сенат являлся олицетворением республиканского строя как такового, и Октавиан проводил по отношению к нему очень осторожную политику постепенного сокращения его компетенции, внешне оставляя за ним большие права. В 27 г. до н. э. он возвратил сенату верховную власть, сложив с себя чрезвычайные полномочия триумвира, а сенат, в свою очередь, наделил его новыми, так сказать, легальными полномочиями, оставив за собой значительную компетенцию. Между Октавианом — носителем новой власти и сенатом — органом традиционной республики было установлено как бы юридическое равноправие, своего рода юридическая диархия. Так, все римские провинции были поделены на сенатские, подлежащие компетенции сената и управляемые его ставленниками, и императорские, полностью подчиненные Октавиану, руководство которых назначалось им единолично. Традиционная римская казна — эрариум курировалась сенатом, но Октавиан располагал огромными денежными средствами, которые вскоре образовали особую императорскую казну, так называемый фиск, из которой финансировались содержание огромного римского войска, щедрые раздачи населению и другие траты. Во времена правления Октавиана сенат получил дополнительные права, в частности судебную власть. Однако при всей большой юридической компетенции сената в тех областях, которые были доверены его управлению, он оказался под полным контролем всемогущего правителя. Прежде всего Октавиан имел право республиканского цензора проводить ревизию сенатских списков, так называемые lectiones. Он провел пять таких lectiones, во время которых мог удалить из сената всех своих противников или просто несогласных. Само право проведения ревизии сенатских списков означало как бы более высокий авторитет Октавиана. Стоя в сенатском списке первым (princeps senatus), Октавиан, согласно древней традиции, имел право первым высказывать свое мнение, которое, естественно, было руководящим не только для его многочисленных сторонников, но и для других сенаторов. Как первоприсутствующий в сенате, принцепс сената созывал сенатские заседания, когда ему было угодно. Таким образом, римский сенат при большой декларированной власти, которая была как бы равна власти Октавиана, фактически был включен в систему рождающихся монархических учреждений как его органическая часть, хотя Август проявлял большой такт по соблюдению внешних прерогатив сената.
Конечно, не все государственные, особенно сложные и трудные, проблемы можно было обсудить в сенате, состоящем из 600 человек. И Август стал собирать для обсуждения некоторых щекотливых дел узкие собрания из своих ближайших друзей, которые получили название consilium principis — совет принцепса. Совет принцепса при Августе не был официальным государственным органом, но в кругу близких советников Октавиана обсуждались многие государственные дела. Совет принцепса мог составить серьезную конкуренцию официальному римскому сенату как орган реальной власти в государстве.
Еще более органичным оказалось включение в структуру рождающейся монархии традиционных выборных магистратур. И во времена Августа, так же как при республиканском строе, ежегодно избирались консулы (их количество возросло с двух до 6—8), преторы, трибуны, эдилы и квесторы, и они также осуществляли свои традиционные функции. Однако теперь они потеряли свое самодовлеющее значение в качестве суверенных органов исполнительной власти, ответственных только перед народным собранием. Они становились ответственными не столько перед народным собранием, где они продолжали избираться, или перед авторитетом сената, сколько перед принцепсом и императором. Ведь принцепс получил от сената очень важное право рекомендации (ius commendationis), т. е. среди разных претендентов на магистратскую должность он имел право указать своего кандидата, и такая рекомендация оказывалась решающей, а выборы превращались фактически в назначение. В ряде случаев проходили и неугодные Октавиану кандидаты, но, как правило, все магистраты, начиная с низших, были обязаны своей дальнейшей карьерой покровительству принцепса как при выборах на следующие должности, так и вне их, например в системе провинциального управления, в армии, целиком подчиненных Августу; от его воли зависело занесение бывших магистратов в сенатские списки. Прохождение таких карьер, начиная с самой низшей до высших консульских с последующим включением в сенат, создавало зародыш будущих бюрократических связей как основы собственно монархических структур. Помимо изменивших свое содержание традиционных выборных магистратур Октавиан начал формирование органов управления, не выборных, а им единолично назначаемых. Так, им назначались руководители новых важных ведомств по управлению городом Римом — префект Рима, префект анноны, ведающий снабжением огромного города, префект претория, т. е. командующий преторианской гвардией, префект вод, ведающий снабжением водой и канализацией, укреплением берегов Тибра и др. Это были ведомства со своими канцеляриями, штатом постоянных сотрудников и системой подчинения.
Для управления императорскими провинциями Август назначал наместников, носивших звание императорских легатов. Им помогали так называемые прокураторы, ведающие, главным образом, финансовыми вопросами, но иногда управлявшие небольшими по размеру провинциальными областями, как, например, знаменитый Понтий Пилат, управлявший Палестиной во времена Иисуса Христа.
Таким образом, постепенно создавался и расширялся постоянный аппарат управления. К нему с установлением новых бюрократических связей стали все более переходить функции государственного управления, целиком зависимые от воли монарха. В эту систему исполнительных органов органично вписывалась система выборных магистратур как ее составная часть.
К концу многолетнего правления Августу удалось создать основы будущего монархического строя, вошедшего в мировую историю под названием Римской империи. Эта форма монархии вырастала на почве собственно римских государственных структур, господствующих идей, что придавало императорскому режиму, так сказать, национальный характер, хотя нельзя отрицать влияние на его формирование эллинистических монархических институтов или некоторых тиранических режимов Древней Греции.
Поскольку монархический строй формировался на основе традиционных полисно-общинных институтов, рождающиеся имперские структуры оказались связанными с прежними порядками, а новая монархия — пронизанной некоторыми республиканскими правовыми идеями. Это проявилось в том, что власть Августа опиралась на традиционные органы, вместе с тем и сенат — цитадель республиканского строя — располагал огромной, в принципе равной императору, властью. Республиканские традиции проявлялись и в том, что огромные полномочия Августа в ряде случаев как бы прерывались, например, он вел счет годам своей трибунской власти, количеству проведенных им консульств, традиционных провозглашений войском императором. К тому же Август стремился занимать дарованные ему магистратские должности вместе с другими коллегами, придерживаясь древнего принципа коллегиальности.
Все эти особенности придали новым монархическим структурам некоторый республиканский оттенок, а в целом эта своеобразная форма Римской империи получила название принципата как особой формы Империи, пронизанной республиканскими идеями.
 

Похожие статьи:

Мастер-класс, или В классе у МастераУправленческий анализ критической ситуации

Золотая библиотекаСалтыков-Щедрин. Мишкина карьера

Научно-методические консультации-вариацииПрограмма развития. Ректор и его университет

За мыслью мысль. Записки читателяЧеловек и Власть

Научно-методические консультации-вариацииОпыт-сын. Опыт-отец

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Последние вопросы FAQ
Неизвестный человек спрашивает: "Добрый день, подскажите, если не сложно , где лучше обучиться или найти информацию по системному...
  19 декабря 2016Подробнее...
Павел Кац спрашивает: "Здравствуйте, уважаемый Сергей Петрович! Я занимаюсь увековечением памяти людей, оставивших след в истории нашей...
  22 ноября 2016Подробнее...
Михал Варых, наш коллега из Варшавы, задаёт вопрос: "Сергей, у меня к тебе вопрос. Кто такие "политики Садового кольца"? Ты встречал...
  14 октября 2016Подробнее...
Извините, ещё вопрос. Как вы оформляете публикации?
  22 февраля 2015Подробнее...
Добрый день! Как познакомиться с содержанием выполненных вами многочисленных проектов? Меня, например, интересует проект "Учитель года...
  22 февраля 2015Подробнее...
Рейтинг пользователей
Сергей Пимчев
+343
Самый длинный статус из всех что существуют в этом прекрасном мире
Вера Балакирева
+10
Галина Михеева
0
Marina
0
Vikadrems
0
geografinya
0
Поддержка
Если Вы считаете наш проект открытого информационного портала полезным,
просим поддержать наш проект переводом суммы в размере 50руб.
Деньги необходимы для оплаты хостинга, работ по продвижению сайта,
а также оплаты работы модераторов.
      Из суммы перевода вычитается комиссия:
0,5% за перевод из кошелька ЯндексДеньги;
2% за перевод с карты Visa или MasterCard.